Макар Тихомиров: «Если голливудских актеров поместить в наши съемочные условия, они вряд ли сыграют лучше наших!»

Кто-то знает его как «Мажора» из «Киборгов», кто-то – томно вздыхает, влюбляясь в Андрея из сериала «Цветы дождя». Моему собеседнику уже, или всего 21. Ему пророчат серьезный профессиональный успех, видят в нем будущего секс-символа украинского кино, покорителя сердец и сцены. В его активе успешные роли, желание стать вдохновителем большого проекта, сыграть «городского Маугли»…  А мне просто повезло ощутить магию его потрясающей улыбки, окунуться в пронзительную душевность, честность, открытость, и таки уловить свое учащенное сердцебиение! Он – нетипичный представитель сегодняшнего циничного мира, и это очень вдохновляет!   Знакомьтесь,  Макар Тихомиров. 

Макар, в одном интервью Вы говорили, что хотели стать психологом, но нежелание «досиживать» 11 классов заставило перейти в школу, где был театральный класс. С другой стороны Вы – представитель третьего поколения творческой династии. Так чего же больше в том, что в итоге – Вы актер: случая, или «зова крови»?

Макар Тихомиров (далее – М.Т.): Исключительно случая! Думаю, что тот самый «зов крови» оказался не решающим.
А помните когда «екнуло» по-взрослому?!
М.Т.: «Екнуло» безумно поздно,  на        4 курсе (улыбается). Сам момент был растянут: я стал читать о таких деятелях как Товстоногов, Эфрос, Вахтангов. Приглашение в театр закрепило эту уверенность, стало точкой, которая           определила все.
Сегодня, спустя время и некоторый успех можете оглянуться и представить себя не актером, а тем же психологом, спортсменом, или…?
М.Т.: Знаете, не могу представить, но фантазирую, думаю, что все возможно. Но при данном раскладе дел, вряд ли бы я мог активно включиться в другое направление. А про успех… Скорее, это много везения.
Что или кто вдохновляет Вас как человека и профессионала? Возможно, это конкретные люди, современные артисты?
М.Т.: Трудно сказать! Пожалуй, конкретные персоналии, личности, да! Кто-то своей актерской энергией, а кто-то – актерским интеллектом. Один из примеров интеллекта – Кевин Спейси. Если о современных украинских артистах, то тут труднее. Вдохновляют, скорее, какие-то конкретные роли, исполненные ими.

Продюсер «Киборгов», Иванна Дядюра, назвала Вас «будущим секс-символом украинского кино», а кастинг-директор фильма, Оля Клименко, согласилась, сказав: «… Макар – так. Я гарантую, в нього будуть закохуватись дівчата!» Отсюда вопрос: не смущает, что в начале Вас могут оценить как привлекательного мужчину, а только потом обратить внимание на профессиональные качества?
М.Т.: Про «секс-символ» – это было забавно (улыбается). Не верю в то, что всегда будут видеть лишь оболочку! Кто-то, посмотрев «Титаник», скажет, что Ди Каприо красив, а кто-то – кайф получит именно от актерской работы. Если я буду только внешне интересен и привлекателен, то это будет означать, что недоработал, недоиграл. И вообще, «красивый» – это сомнительный комплимент для мужчины. Это может и приятно, но особого веса не имеет.
Чего в Вашей жизни много, кроме профессии? Какие увлечения, хобби?
М.Т.: Люблю сходить в кино. Из недавнего был впечатлен «Формой воды» (фильм получил премию «Оскар» как лучший фильм – прим. авт.). Радуюсь возможности провести время с близкими людьми. Приятно с ними увидеться и поговорить обо всем: от профессии до дворовых историй.
Что в Вас взрастила профессия?
М.Т.: Я стал гибче в плане социальной адаптации. Раньше мне было трудно улавливать волну окружающих, я даже как-то рефлекторно ее разрушал. Со временем научился не только адаптироваться, но и, простите, сваливать, когда не хочется подстраиваться и свыкаться.
Роль-мечта, или роль мечты Макара Тихомирова? Есть ли такая?
М.Т.: Не роль, а некий набор. Поясню: хотелось бы как-то хорошо сыграть абсолютно разных людей: психически больного, странного типа, «городского Маугли», гея, иностранца, инопланетянина. Тогда, спустя время я буду знать, что «сделал» нескольких совершенно разных людей, характеров, судеб.

А что бы Вы принципиально не сыграли? Есть ли внутренние табу, которые не позволят сыграть сцену физического насилия над женщиной, момент убийства маленького ребенка?
М.Т.: Точно не сыграл бы какого-то пророссийского паренька. Мы не о политике тут, но в силу вехи времени. А все, что Вы назвали – это же ох, как интересно и круто!   С точки зрения профессии!
Как думаете, долго ли Вы будете «Мажором» из «Киборгов»? Не боитесь стать заложником одной роли? Сильное кино, гениальная роль, много внимания  в связи с этой работой!
М.Т.:. Сейчас меня не смущает быть «Мажором». Но я не согласен, что роль гениальная. А как долго буду – это трудно оценить, спрогнозировать. «Заложник» – это больше о таких актерах как Дэниел Рэдклифф. На его персонаже росло поколение, под него создавались игры. Его, как Гарри Поттера, знает весь мир. А в моей судьбе все зависит от того сыграю ли я что-то еще более достойное, чтобы «перевоплотиться».

Но поколение, которому сегодня 10-15 посмотрит «Киборгов», а потом вернется к этому фильму лет в 25. Люди иначе почувствуют и что-то сравнят, но так и останутся теми, кто вырос в это сумасшедшее и сложное время, в том числе – на этой ленте.
М.Т.: Согласен! Но и украинский кинематограф не будет стоять на месте, он будет развиваться. И через 10 лет будут фильмы круче и мощнее. Все, что есть сегодня, станет прогулкой в прошлое! Там можно будет вспомнить, как все начиналось, уловить миг, когда отечественное кино «собиралось».
Как относитесь к критике? Часто ли слышите ее в свой адрес?
М.Т.: Прекрасно отношусь к аргументированной критике! Но бывало так: «Я бы тебя убил за роль «Мажора», но не хочу говорить чего»! Такого не понимаю, поскольку, если человек, услышавший подобное, не имеет какого-то стержня внутри, для него это чревато самобичеванием и слишком активным самоанализом. К слову, в итоге я добился аргументов по роли и был с ними согласен. Без критики невозможно развиваться, всего же не увидишь.
Какая внутренняя работа стоит за созданием актёрского образа и характера своего героя?

М.Т.: Для меня все это очень сложно. В начале надо общаться с режиссером и партнерами. Я считаю, что в этом – основной успех перевоплощения. Если голливудских актеров поместить в наши съемочные условия, они вряд ли сыграют лучше наших. Да, они прекрасны в своих проектах! Но там «вход» в камеру и все последующие действия уже несколько раз осознанны и проверены. Где сесть, где молчать, где какая пуговица на костюме. Конечно же, остается место и для талантливого экспромта. Я искренне мечтаю принять участие в проекте с таким мощным подготовительным периодом.
Вам знакомо понятие «звездная болезнь»?
М.Т.: Я замечал за собой замашки, но люди не всегда говорили мне об этом, может, «перетирали» между собой. Тем, кто говорит аргументировано и честно, я благодарен от души.

Вы каким-то образом фильтруете все, что пишут Вам и о Вас? Как-то разделяете волны внимания, которые Вас накрыли?
М.Т.: У нас представление о кинозвездах несколько ошибочное, мне кажется. Это не Голливуд. Там гораздо больше информации и внимания поступает к актерам. Я читаю все, что пишут мне и обо мне. Мило и забавно выглядят сообщения от совсем юных девушек, которые если в любви не признаются, то зовут на прогулку (улыбается).

Один шотландский актер сравнил свою профессию с сексом. Кино он назвал «мягким и нежным процессом, со временем «на разгон и возможность долго достигать пика», а вот театральную игру – с жестким и очень страстным моментом. Корректно ли такое сравнение, по вашему мнению?
М.Т.:. Коллегу понял не до конца, все же сравниваем разные вещи. В театре нельзя быть как в кино, в кино можно играть снова и снова, достигая попадания! И сыграв ту самую идеальную сцену с пятого-десятого дубля, понимаешь, что все заморожено! Позже пересматривая ее, думаешь: «А-а-а-а, надо было иначе, или вообще не так». На сцене театра таких преференций нет, там прелесть в том, что каждый раз все заново, что ошибаешься в разных моментах, накапливаешь, и это безумно интересно. Если говорить о построении всего: от прелюдии до пика, а потом в финале какой-то спад, то эти моменты и тонкости есть в театре и в кино. Мы можем это долго обсуждать, находя разные точки зрения.

Как удается быстро переключиться, выйти из роли и образа и стать собой?
М.Т.:. Стать собой получается довольно быстро, труднее войти в роль. Мечтаю найти ответ на вопрос «Как настраиваться перед спектаклем»? Я пробовал многое: уединялся, прогонял текст, представлял, как все будет. Итог меня не радовал. В другой раз я был расслабленным, и на сцене получал истинное удовольствие. В третий — снова расслаблялся, чтобы повторить прежний эффект, и ничего толкового не удавалось. Я спрашивал у педагогов как же найти середину, чтобы не быть холодным, чтобы каждый спектакль быть включенным. Ответом было, что к какому-то спектаклю можно вообще не готовиться в случае, если все внутри уже выстроено, а к иному – собираться за пару дней.
Режиссерские планы зреют в голове? Что-то выдать «from Макар Тихомиров»?
М.Т.: Да, такие мысли возникали! Театральные! Правда, осознав, какая сложная режиссура театра, я туда перехотел. К слову, в кинорежиссуру я тоже лезть не хочу. Мне бы хотелось стать идейным вдохновителем, креативным продюсером какого-то проекта.
Где и когда зритель сможет насладиться Вашей игрой, ролями в кино? Что вообще в планах?
М.Т.: Планы есть (улыбается), но пока не обо всем могу говорить. Получил приглашение в театр, уже распределен в несколько спектаклей!                         Надеюсь, они выпустятся.
Кто он – зритель Макара Тихомирова?
М.Т.: Думаю, что он еще не мой, он – зритель проектов. Кто-то посмотрел фильм «Цветы дождя» и пошел на «Киборгов», кто-то – после них пришел в театр. Все зависит от аудитории, персонажа, желания увидеть что-то определенное, понять детали. Безусловно, в какой-то момент начинают идти именно на имя, но это точно не сразу.
И все же «Киборги». Они Вас изменили?
М.Т.: Да, но скорее изменил именно премьерный процесс и обсуждение фильма с некоторыми людьми. Я, как зритель, впервые увидел фильм во Львове. Ничего не понял о себе, стал придирчиво оценивать работу. Но то, как воспринимали люди – это очень повлияло на меня.
Любимая сцена из «Киборгов» в Вашем исполнении?
М.Т.: Пожалуй, с трубой, когда в финале играю «Гуцулку Ксеню». Я специально выучил этот фрагмент, аппликатуру пальцев, а в итоге получилось то, чего и не планировал – трясущиеся губы и весь нерв.
Макар, последний вопрос: почему надо смотреть украинское кино?
М.Т.: Я смотрю с позиции «Ну, как у нас, что там?». Мне интересно с человеческой и профессиональной точки зрения! Украинское кино активно поднимается и развивается! Это, конечно, радует и вдохновляет.

Учащенное сердцебиение ощутила Оксана Ткачук

Фото: Лена Ивашкина, Михаил Федорченко

 

 

No Comments Yet

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>